АЛАТЫРЬ

По материалам книги Олега Синько \»Славянские руны\»

АЛАТЫРЬ

Аналог Старшей Руны Ингус и, частично, нортумбрийской руны Стан.

Общее значение
Алатырь — камень Бел — горюч — это символ Мировой Горы, вернее, того изначального кусочка Земли, который был поднят со дна Мирового Океана птицей-демиургом (уткой, в большинстве случаев). Бел — корень, означающий слепяще-чистый, изначальный свет, в основном — свет Солнца в его сердцевине (отсюда и Бел-бог, бог истинного Света). Горюч — горящий, пылающий. Последняя руна третьего атта, как и однопорядковые руны воплощает символику огня и очищения, но в аспектации характера атта — характера Требы, Жертвы.
Алатырь — это алтарь-жертвенник, на котором горит Крада, и в который во время ритуала бьет перуницей Перун. А, может, именно из Алатыря бьет молния вверх, в небо, в виде исторгающего глубинный жар Крады вулкана, растущего в виде Мировой Горы, центра Мироздания (аспект Ингуса).
Накапливающееся противоречие в Леле разрешается в Алатыре путем слияния этих противоречий в их основе — ведь и битва, и сохранение делается ради продолжения Рода. И «я» принимает путь действия и бездействия, как единый, плавно перетекающий друг в друга. Сражаясь, «я» накапливает энергию и преобразует ситуацию для дальнейших действий (извержение и активный процесс жертвы). Бездействуя, «я» накапливает энергию, постепенно передавая ее своему продолжению (спящий вулкан и присутствие алтаря, как напоминания). Причем, именно в Алатыре осознается интересный момент: цель — продолжение Рода, Леля была выдумана «я» для обретения достаточно серьезного стимула и мотива для дальнейшей жизни.
Суть жизни осталась та же — жизнь сама по себе. А. Платов указывает на родство слов «Леля» и «Лила». Лила — это стройная система архетипов развития сознания, как реализация Кармы. Лила — это игра, игра, проходящая в атрибутике иллюзий, игра, которая заставляет жить и учиться. Хотя сама по себе остается Игрой — искусственной и упрощенной моделью некой реальности. Сознание в Лиле познает себя, свои возможности, постигает наиболее эффективные стратегии победы. Какая реальность ждет нас за пределами Игры — Лилы мы не знаем и лучше об этом и не думать — все равно ум не предназначен для работы с такой информацией. Задача человека в этой жизни — стать Игроком, осознающим Игру и принимающим ее иллюзии* (*О. Синько: «Уроки кармы (Лила)»). В Алатыре как раз и происходит этот процесс — «я» становится постоянно реализующимся потоком действий. «Я» обретает статичность и фундаментальность, но вокруг «я» развиваются максимально активные события. Исчезает любая привязанность, даже к продолжению Рода. Остается одно действие, но если в первых трех рунах оно было ради Смерти, то сейчас действие ради действия, ибо только оно и есть Жизнь.
В повседневной жизни это проявляется в стабилизации жизни и обретении удовольствия от максимальной включенности в жизненные процессы своего жизненного пространства, на Алатырь — жертвенник «я» постоянно возлагает все лишнее и экстремальное, старые привычки и привязанности к чувственно-эмоциональным ситуациям, встряскам и стрессам. На их место приходят иные глубокие чувства удовлетворения, причем, складывающиеся из жара Крады и из напряженности Перуна.
Происходит истинное пробуждение в себе силы атта. Из позиции жертвующего и жертвы (Треба) «я» переходит в позицию истока Требы — камня-жертвенника, требующих жертв, становящимся объяснением — зачем и почему приносятся Требы.
Тоже происходило и в предыдущих аттах. В Перуне «я» становилось тем началом, которое вносит изменение структуры реальности. В Краде обретало неиссякаемый исток внутренней силы Есть.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий