БЕЛБОГ — РОД

По материалам книги Олега Синько \»Славянские руны\»

БЕЛБОГ - РОД

Аналог Младшей руны Мадр и, в некоторых аспектах, Старшей руны Алгиз (в обоих случаях начертание полностью совпадает).

Общее значение
Освободившись от давления кармы, осознав три действующие Силы в этом мире — Хаос-Кама, Порядок-Дхарма и Предназначенность-Карма, «я» ищет исток всего этого, стараясь заполнить освободившиеся в результате кармической реализованности мест в сознании. Причем, освободившись от влияния земных сил, он ищет надземный архетип, место, откуда пришел сам человек.
Тут мы обращаемся к символизму Мирового Древа, как структуре энергопути. В однопорядковой руне Чернобога мы видим Земное Древо, где корни «я» растут из глубин бессознательного. В Белбоге — Древо Небесное, традиционный образ для эзотерики славян, кельтов, скандинавов. Древо, у которого корни в небе, а крона — на земле. И облака, которые мы видим, — это его вершина. Одновременно руна напоминает вскинувшего руки человека, просящего у неба о помощи и защите.
Руна Алгиз, имеющая свое отражение в Белбоге, имеет много символов-определений, и один из них
— Лебедь, птица — психопомп, проводник души людей в Горний мир.
Белбог и Чернобог отнюдь не антагонисты, как это может показаться вначале, это, скорее, священные близнецы, отражающие полярные стороны Вселенского.
В древности зачастую при рождении близнецов одного из них умертвляли особым образом и давали живому брата в мире мертвых. Создавая могущественную в магическом смысле Силу, соединяющую Жизнь и Смерть воедино. Чернобог не признает, вернее, не воспринимает за реальность никакую идею социумно — общего порядка. Для Чернобога — бессознательного главное — индивидуальный посыл-инстинкт данного момента. Чернобог помогает очень верно и эффективно реагировать на создавшуюся обстановку «здесь и сейчас», зачастую применяя ненормированное и оригинальное поведение. Для жизни в поле действия Рока «я» дополняет действие Чернобога действием Силы — разнообразных упорядоченных потоков-процессов, следование которым в ключе их правил — Дхармы тоже дает нужный эффект. Белбог очень сходен с Чернобогом. Он также не считает реальностью социумные законы и не верит в кажущуюся иллюзию поля кармического этапа. Белбог — это отражение нашей Бессмертной Души, первочеловека — Адама в его полноте и величии. Это те законы и приоритеты, по которым живет Адам-Душа, Законы, обеспечивающие непрерывную череду перерождений — и даже при жизни «я».
Если обращаться к традиционно-языческим символам, то это — послесмертие в дружине Одина. Здесь Белбог — Один в роли Всеотца, создателя людей и миров, Князь небесной дружины воинов — эйренхириев.
В предыдущих трех рунах «я» — воин о послесмертии не думал. Не было такого понятия. Смерть быта окончательна. Задача сознания была — принять смерть, смириться с ней, призвать ее и стать Смертью. Воин сражается не из надежды на послесмертие — он сражается вне всякой надежды. Его жизнь — процесс битвы и не более того, он обладает трезвостью и знает, все представления о мире вне этого момента битвы, скорее всего, иллюзорны. Вернее, среди них есть истинная картина, но времени разбираться во время битвы, «которая из них» просто нет.
Воин полагается на личную удачу — Хамингью, на русское «авось», а там, гляди, может, и повезет, с послесмертием — то. Но фигня это все, нужно сражаться и умирать! («Идущие на смерть приветствуют тебя!»).
И момент смерти вдруг оказывается вне восприятия сражающегося. Окружающие видят его падение в битве, но он просто делает шаг и оказывается в Валгалле, у престола Одина, где храбрецы живут вечно!
Именно осознание, абсолютно трезвое осознание истинности послесмертия наполняет «я» в Белбоге. И «я» осознает, то, что происходит и происходило с ним в этой жизни, всего лишь «служебная командировка» из чертогов Вечной Жизни, из мира Неба.
В Белбоге приходит осознание Рода — одного из главных и древнейших божеств славянского пантеона.
Род напрямую примыкает к идее вечной череды перерождений, преемственности поколений в ее Небесной Передаче. Воин осознает смысл и сражения и смерти — ради чего он сражается и умирает. «Я» отождествляет себя с Родом, небесной семьей. В повседневности «я» находит некий глобальный жизненный приоритет, некую великую цель всей жизни — причем, в виде процесса, итог которого не существует. Именно этот приоритет и становится определяющим в его жизни. И теперь любые «сражения» в жизни и его смерть-окончание становятся очередным этапом реализации Цели. И очень часто именно в этом этапе человек задумывается о продолжаемости себя — не ради того, чтобы потешить эго или доказать свое величие. Скорее, служа опорой, толчком чего-то нового, будущего. И продолжается этот процесс в следующей руне.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий