Аутоскопический фантом

всегда воспринимается как живой, иногда он числится субьектом, даже как нечто более живое и сознательное, чем он сам. Что же касается внетелесного опыта, описанного нами, то тело в таких случаях видится как совершенно безжизненное, просто как труп. Аутоскопический субьект может слышать как его двойник говорит с ним, дает ему наставления, говорит колкости и т. п. В то время как во внетелесном опыте человек видит все свое тело (если только оно не покрыто чем-нибудь, или не скрыто каким-нибудь другим образом), аутоскопический двойник чаще всего виден лишь по грудь, или только одна голова. По существу, аутоскопические копии гораздо больше напоминают то, что я называл духовным телом, чем физическое тело, которое видят умершие. Несмотря на то, что аутоскопические двойники видны иногда в цвете, гораздо чаще они описываются как нечто неясное и бесцветное. Субьект может видеть свой собственный призрак проходящим сквозь двери или другие физические препятствия без видимых затруднений. Я привожу здесь случай явный аутоскопической галлюцинации, о которой мне рассказывали. Уникальность ее состоит в том, что она включала одновременно два лица. \»Однажды летним вечером, около одинадцати часов, это было еще за два года до того, как мы поженились, я приехал к ней домой на своей спортивной машине. Я поставил автомобиль на слабо освещенной улице, напротив ее дома. Мы оба были удивлены, когда одновременно обернулись и увидели обнявшиеся призраки нас самих. Они были видны до уровня талии, сидевшими рядом на большом дереве, которое росло на другой стороне улицы прямо против нас, на расстоянии примерно 100 футов. Призраки были темными, наподобии силуэтов, они были непрозрачны и были точными копиями нас. Мы оба без труда узнали в них нас самих. Они поворачивались вокруг, но не имитировали наших движений, так как мы просто сидели, наблюдая за ними. Они делали примерно следующее. Мой призрак раскрыл книгу и показывал в ней что-то призраку моей жены, после чего она наклонилась, чтобы поближе увидеть то, что было в книге. Пока мы так сидели, я стал говорить жене о том, что я вижу и что делают наши призраки. То, что я рассказывал, абсолютно совпадало с тем, что видела моя жена. Потом мы поменялись ролями, — она стала рассказывать мне, что она видела и это совершенно совпадало с тем, что видел я. Мы так сидели довольно долго, по крайней мере минут 30, наблюдая за призраками и обсуждая то, что мы видели. Я думаю, что мы могли бы просидеть так всю ночь. Моя жена должна была идти, так что в конце концов мы просто встали и пошли вместе по лестнице, ведущей наверх дома. Когда я вернулся обратно, я снова увидел призраков, и они оставались на том же месте, когда я уезжал. Не возможно, чтобы это было наше отражение в веторовом стекле машины, так как верх машины был опущен и мы смотрели значительно выше ветрового стекла все время, пока мы их видели. Ни один из нас не пил ни тогда, ни сейчас. И все это произошло за 3 года до того, как мы вообще узнали о существовании ЛМД и других наркотиков такого типа. Мы не были усталыми, хотя было позднее время, мы не спали и это не могло нам сниться. Мы были вполне бодры, встревожены и удивлены тем, что мы наблюдали и обсуждали все это друг с другом\». Предположим, аутоскопические галлюцинации в некотором отношении напоминают внетелесный опыт, связанный с предсмертным состоянием.

Однако, даже если мы будем рассматривать только черты сходства и полностью оставим в стороне различия, существование аутоскопических галлюцинаций все равно не объясняет природы внетелесных состояний. Причина этого заключается в том, что для наших аутоскопических галлюцинаций не имеется никаких обьяснений. Невропатологами и психиаторами предлагались многочисленные и противоречащие друг другу обьяснения, так что дискуссия по этому поводу продолжается и общепринятой точки зрения еще не существует.

Таким образом, попытка обьяснить внетелесные состояния, о которых сообщали обследованные мною пациенты, как вид аутоскопических галлюцинаций означает просто заменить одно загадочное явление другим. Наконец, имеется еще один момент, о котором стоит упомянуть при обсуждении неврологических обьяснений предсмертного опыта. В одном случае я обследовал пациента, у которого были остаточным неврологические нарушения, возникшие после клинической смерти. Нарушение состояло в частичном параличе небольшой группы мышц на одной стороне тела. Несмотря на то, что я очень часто спрашивал у обследованных лиц, не возникло ли у них остаточных нарушений, упомянутый здесь случай был единственным примером неврологического повреждения.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий